Веселуха

8 485 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий
    Научитесь писать грамотно!!!!!!!Замечательный под...
  • jursemmailru Пенхасов ЮС
    РазглядУет, видишь ли, тока ноги и груди… ...Новые смешные ане...
  • jursemmailru Пенхасов ЮС
    Ну вот КАК верить таким мамам… Ну, вот папа сказал – спать, - и в кровать. А эти мамы – «я устала, пойду спать», - а ...Мамочка ложится с...

Шашлык-машлык

Шашлык-машлык

Шашлык-машлык

Еще одна история из поварской юности.

После приснопамятной ловли раков с погоней и прочими спецэффектами прошло две недели. Мясник Иваныч вышел с больничного, и меня отправили в цех холодных блюд, где готовил, а затем раскладывал салатики с нарезками.

Рука набивалась, скорость работы росла, и я уже подумывал о переводе на горячие блюда, как вмешалась судьба. Точнее – руководство районного общепита, приславшее жесткое требование нарастить объёмы выручки, поэтому…

— Мы тебя поставим на розничную торговлю, — известила Николаевна, заведующая производством.

— Такому в ПТУ не учили, — мгновенно побледнел я, — а вдруг не хватит одной копейки, это же сразу тюрьма!

Чтобы вы понимали, в те времена ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности) успешно наводил ужас везде, где фигурировали деньги: от производства металлопроката до продажи кваса из бочки.

— Андрей, не волнуйся, мы поможем, — улыбнулась женщина.

В общем, два дня мне объясняли нюансы будущей работы. Итак.

Место торговли – автостоянка у ресторана. С клиентами проблем никаких, трасса Брест – Москва во все времена была очень оживленной.

— С вечера готовишь мясо, маринуешь, — наставляла заведующая, — а в девять утра следующего дня должен быть на месте с уже разожжённым мангалом.

— Все равно боюсь, е если недостача, что тогда? Может, кого другого поставите, с опытом? — несмело вякнул я.

— Не волнуйся, — улыбнулась женщина, — заранее сделай порции в цеху, вес одной – сто сорок граммов, цена – семьдесят восемь копеек. Всё будет хорошо.

Следующие три дня я стажировался под присмотром кого-то из ресторана. Выписывал заявку на мясо и прочее, готовил, с утра нанизывал на шампуры, потом все это счастье помещал в двадцатилитровую кастрюлю с маринадом и - вперед на стоянку. Выручку сдавал вечером.

— Полторы сотни за день? — удивилась заведующая, — да ты счастливчик, Андрей, продолжай в том же духе.

И я продолжал. Торговля заканчивалась около шести вечера. Дальше – заготовка, и умыться. Душ был на ремонте (это важно), так что плескался, насколько возможно было, в раковине. А потом домой.

До остановки было около километра, подходил обычно к семи часам. Людей нет, конечная, поэтому быстро перезнакомился со всеми водителями этого маршрута. До отправления с кем-то мы просто болтали о жизни, а вот Семёныч, пожилой добродушный дядька, любил рассказывать о своих собаках:

— У меня две лайки, чужого не подпустят к дому на пушечный выстрел, а моих внуков просто обожают. Те что только ни делали: и сверху катались, и за хвост дёргали, ноль реакции. Даже не рыкнули. Кстати, тебя собаки тоже любят, посмотри.

Я оглянулся: и точно, вокруг нарезала круги мелкая беспородная дворняга. Знаете, эдакий гибрид крота и вафельницы. Псина подпрыгивала, становилась на задние лапы, а иногда просто замирала, уткнувшись носом в кеды.

***

Спустя два дня меня сопровождали уже три радостно тявкающих вафельницы.

— Андрюха, ты у них прямо любимец, — улыбался тот же пожилой водитель, — глядишь, скоро будешь вожаком стаи.

— Сплюньте, — хмыкнул я.

Наверное, Семёныч не сплюнул, потому что вскоре я шел к остановке в сопровождении десятка разномастных псин. К мелким добавились несколько кобелей среднего размера и один…

Настоящий Джигурдог собачьего племени. Такой же лохматый, огромный и придурошный. Этот шел метрах в пяти и периодически скалил зубы в мой адрес.

— Ты их подкармливаешь, что ли? — Семёныч почему-то не вышел из кабины.

— Сам не понимаю, может, я плохо пострижен?

Версия о причёске подтвердилась буквально на следующий день, когда продав четыреста порций, я медленно и печально тащился в сторону остановки.

Устал жутко, три автобуса с туристами приехали одновременно. Все галдели, путались под ногами и хватали шашлыки прямо с мангала:

— Горячее сырым не бывает.

Выручка была, конечно, очень хорошей, но в голове шумело от криков детей и воплей родителей. Такое чувство, что мясо на шампурах они видели первый раз в жизни:

— Долго еще? Давай быстрее! Давай! Давай!

— Я первый стоял!

— Мужчина, имейте совесть!

— Молодой человек, я просила четыре порции, а вы дали три. Сейчас милицию вызову.

Да вызывай кого хочешь! Сама выхватила из рук и унеслась на лавочку, я не успел даже слова сказать.

В общем, повторюсь, я медленно тащился в сторону остановки с гудевшей от шума головой. Метрах в шестидесяти стоял уже знакомый автобус с Семенычем, собравшимся перекурить.

Устал жутко. Да ещё и в ушах продолжали трещать угли и звенел раскатистый лай туристов.

Лай? В смысле?

Я оглянулся и только пискнул. Меня сопровождало штук тридцать разномастных псин. От совсем маленьких до гигантов.

Попробуйте представить на «Пусть говорят» четыре Джигурды, Собчак и Зюганова с Волочковой. Представили? Так вот – это фигня. И в прямом и в переносном смысле. Извините, отвлёкся.

— Гав, - рявкнул уже знакомый Джигурдог.

От его рева три вафельницы померли на месте, а двоих, покрупнее, снесло в придорожные кусты.

— Гав, гав, — согласно рявкнули остальные гиганты, окружая и недвусмысленно облизываясь в мою сторону.

— Мля, — это Семеныч, невзирая на возраст, аки бабочка, впорхнул в кабину.

— Гав, мля!

Это мы одновременно с Джигурдогом. Псина была уже в метре, а ваш покорный слуга, простите, от неожиданности громко выстрелил из орудий нижней палубы.

Они меня хотят сожрать!

Эта мысль придала такой импульс, что я долетел до автобуса за два прыжка.

— Ну тебя нахрен вместе с собаками, даже покурить не смог, — шептал побелевшими губами Семёныч.

— Да не знаю, чего они привязались, — смущённо пропукал я.

— Ты мне автобус не порть, коль приспичило, иди на улицу!

Да с радостью! Только там поджидала облизывавшаяся стая, поэтому я жалобно вякнул:

— Может, просто открою окна. И это, поехали, а?

Всю дорогу я ломал голову. Почему меня так возлюбила псиная братия. Дошло только дома, когда уже у подъезда окружили штук восемь котов.

Мясо, мясо, вкусное мясо. Что же ты ходишь само?

Душ на работе сломан, а весь день, на жаре, возле мангала… Пропах так, что у любой живности текли слюнки. Поэтому не удивительно, что собаки не понимали, почему такой вкусный, пахучий окорок не желает быть съеденным, а лихо улепетывает в автобус.

В общем, со следующего дня я умывался из шланга, предварительно подперев дверь. Ну и что, что вода холодная, зато мыло с ароматом яблока! И уж лучше заработать насморк, чем в очередной раз услышать громкий вожделенный «гав» Джигурдога и пару голодных тявков мохнатых вафельниц.

Автор - Андрей Авдей 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх