Веселуха

8 485 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Иванович YY14 января, 19:18
    долгих лет той бабушке, чья жизненная позиция не позволила заполонить неграми русский край!)) и не надо за это лохмат...Крещенская история
  • jursemmailru Пенхасов ЮС6 января, 17:45
    Древняя истина: «Устами младенца глаголит истина!» Сидели бы, хныкали-плакали бы, - а так – весь салон радостно хохот...Перл от мужика из...
  • Александр Иванович YY5 января, 10:08
    о счастливом детстве: а кто вам мешает сейчас гулять дотемна,жечь костры, любоваться закатом, забегать домой лишь изр...Подборка смешных ...

ТРИ БОГАТЫРЯ ИЛИ НЕИЗВЕСТНОЕ ОБ ИЗВЕСТНЫХ СКАЗКАХ

ТРИ БОГАТЫРЯ ИЛИ НЕИЗВЕСТНОЕ ОБ ИЗВЕСТНЫХ СКАЗКАХ

Три богатыря или неизвестное об известных сказках

Июньское солнце светило по-летнему нежно и ласково, освещая поросший травой холм и расположившихся на нём трёх богатырей. Поодаль паслись три коня.

– ... такое было, – говорил один богатырь, – договорились мы, значит, с Горынычем, а то у обоих кризис, у меня денег нема, жена пилит, да народ косо смотрит, что ничего не делаю. А Горыныча свои слишком мягкотелым считают. Ну, прихожу к нему. Посидели, подумали и решили, он царевну стащит, царь мне в ноги «спаси, полцарства отдам» Я такой «Всё для тебя, царь-батюшка!» А сам к Горынычу в пещеру, там посидим, выпьем, пошумим, чтоб пленная царевна звуки боя слышала, опосля я царевну из темницы выпускаю, и мы возвращаемся героями. Я ещё голову Горыныча прихвачу, в былые годы сам ему немало их снёс, в качестве доказательства. Воротимся, я царевну царю вручу, он мне, как обещано, полцарства. А зачем оно мне, такая маята? Беру деньгами, а царь и рад, с царством не расстанется, а казну пополнит легко, налоги повысит, и все дела.
– А царевна? – спросил самый младший из богатырей, разливая по чаркам ядрёную медовуху.
– Бывало в жёны предлагали, но я отказывался, нужны мне эти капризные и избалованные цацы. Потом Горынычу отдам половину, чтоб без обмана, по уговору, и гуляем.

А как кончится всё, не беда, идём в соседнее царство.

– Да, Добрыня, умён ты, – сказал самый старший богатырь, поднимая свою чарку, и чокнувшись, они выпили.
– Цари не обеднеют, – он поудобней устроился.
– Со мной вот тоже было. Вызывает меня к себе Вовчик, наш, Светло Солнышко, и говорит – «Ильюша, свет, Муромский, Соловей уже в печёнках сидит, хоть ты что-нибудь сделай». А мне что, скучно, ну и решил развлечься. Прибыл я где этот тать обосновался, а он в гамаке развалился и ''Мурку'' насвистывет, я аж заслушался... Опосля подхожу, ткнул его, чего, говорю, бесчинствуешь? Он вскочил, сам мелкий, мне по пояс, но к-а-а-к свистнет! – Илья восхищённо покачал головой – Ураган поднялся, ветром деревья выворачивает, сам чуть кубарем не полетел, да благо соловушка-то рядом бы, я ему и двинул. Ветер стих, Соловей зубы собирает... Я ему, чего, мол, свистишь то, миром бы договорились.

«Хто тебя жнает – отвечает– Фше охотятся на мня...» Ну, оклемался он чуток, поговорили, спрашиваю его, как же он такой тщедушный так свистит? Он аж засветился весь, пошли, говорит, покажу. И знаете что? – Илья с хитрецой посмотрел на товарищей.
– Что? Не томи, – первым попросил Добрыня.
– А то! Соловей то, инженер гениальный оказался, надыбал где-то турбину от истрeбитeля, и приделал к ней штуку хитроумную, на свист реагирующую, чем громче свистишь, тем сильнее турбина работает. Как вам, а?
– Гений! – в голос согласились друзья.
– Вот и я ему так сказал. Он аж растаял весь. Говорит что у него дома, талант никто не признал, вот он со злости и бедокурит. Поговорили мы, помог я ему, он по началу тучи над посевами разгонял, не бесплатно, конечно, барыш делили пополам. Потом он в ГАИ пошёл, мне процент отстёгивает, начальник уже большой. А недавно сообщил, что
радар какой-то изобрёл.
– Мудрёно, – сказал Добрыня и, посмотрев на младшего товарища, спросил: – Ну, а ты, Попович, чем поделишься? Попович вздохнул.


– Да ничего особого, я в богатыри и не собирался, я в семинарию поступил. Это же не топтаный заповедник, сколько монашечек милых, – он подмигнул усмехнувшимся друзьям. – Хорошо время проводили, пока одна не понесла.
– И что? – спросил Добрыня, а Илья весь подобрался, превратившись вслух.
– Ну, игумен рвёт и мечет, а Марфа так скромно «Святой дух приходил...» – все трое захохотали, и Алёша продолжил – У игумена челюсть на пол, потом начал хвалу воздавать, и весь монастырь празднует скорое появление спасителя. Да вот незадача, скоро ещё одна сказала что тоже «спасителя» носит. Тут игумен что-то заподозрил, да не подкопаться. – Он замолчал, думая о своём, и Илья, не выдержав, спросил:
– А дальше-то что?
– Да с братьями, браги перебрал, и пошёл к девкам, спьяну кельей ошибся, и к игуменье завернул...

Добрыня с Ильёй дружно заржали, вызвав ответное ржание своих коней, а Алёша закончил.
– Вот тут-то все и поняли, что за святой дух был, меня и отчислили, но тихо, чтоб на всю Русь не прославиться. Вернулся я в свою деревню, думаю: на что жить? И решил! Тугарин лютовал, правда, на нас не посягал, всё по степям бегал. Я и направился к нему со своей идеей. Сначала он меня чуть на кол не посадил, но выслушав. Велел, чтоб мне лучшего коня дали! – Он, посмотрев на лошадей, подмигнул друзьям.

Добрыня спросил:
– Что же ты ему сказал-то такого?
– А то, – Попович хитро улыбнулся. – Говорю, ты налетаешь и требуешь дань. Он мне «Сдурел, да у меня бойцов всего пара тыщ, а у Вовки десятки! Я эту дань далеко и увезти не смогу, как догонят и растопчут» А далеко и не надо, говорю. Отъедешь чтоб с глаз скрыться, я один в атаку пойду, мы с тобой 10% между собой поделим, а остальное я верну, и скажу что отбил в бою. Меня посчитают героем, а тебя изгнанным из наших краёв, и никто преследовать не станет. А мы двинемся дальше так же других дурить. Тут-то Тугарин и понял всё. Ответил, что идея хороша, и мы так лет 300 можем зарабатывать.

– Мудрёно, завернул ты! – сказал Илья с уважением и хлопнул его по спине.
– Да, умён, – поддержал Добрыня, и налил всем медовухи. – А я вот думаю к Кощею сходить, давно не виделись. Илья встав потянулся, и увидев, неизвестно откуда тут взявшийся, мяч, пнул его Поповичу.
– А какие у тебя с ним дела? – они с Алёшей начали гонять мяч.
– Да он мне в карты проиграл, всё не отдаёт, ссылается на банковские проблемы, я ему про счётчик намекнул, так на днях он весточку прислал, чтоб реквизиты ему закинул, переведёт. – Он присоединился к игре друзей.
– Це дило, – сказал Илья и по молодецки и от души вдарил по мячу и тот скрылся в дали.
– Хорош, – похвалил его удар Добрыня и они вернулись к скатерти и взяв чарки чокнулись.
– Хорошо пошла, – удовлетворённо крякнул Попович – А то Алёнка совсем не даёт.
– Как и наши, – поддакнул Илья.
– Сынки, – послышался тихий голос и богатыри обернувшись увидели старушку– Вы тут колобка не видели? А то убёг, окаянный...
Богатыри, переглянувшись, дружно покачали головами.
– Нет, мать, – Илья обвёл всё рукой – мимо нас и мышь бы не проскочила. Алёша с Добрыней согласно закивали.
– Вот беда, дед горюет, – пожаловалась старушка. – Если увидите, скажите чтоб домой шёл, дед ждёт. – Она пошла дальше.
Богатыри проводили её и тут Алёша предложил:
– Может, поищем? Надо же поддерживать добрую славу.
– И то! – согласился Добрыня. – По коням!

Богатыри тут же вскочили в сёдла, и помчались в сторону, где скрылся «мяч». Первый кого они увидели, спустившись с пригорка и войдя в лес, был леший, понуро шедший по тропинке и тихо ругавшийся.
– Лесовик, ты куда? – спросил Илья. Тот угрюмо глянув на него, буркнул.
– К психиатру, а то уже летающие и вопящие шары мерещатся... – он двинулся дальше и Илья сказал: – Верным путём идём, товарищи!

Время от времени выкрикивая имя колобка, друзья углубились в лес и дошли до болота, никого и ничего не найдя, они двинулись в обход, под конец увидев какого-то молодца целовавшего лягушку, и тихо, чтоб не мешать, двинулись дальше, услышав томный и млеющий голос лягушки:
– Слышь, Вань, а ведь в нашем болоте отродясь царевны не водились... Обойдя болото, друзья остановились, услышав голоса, и, переглянувшись, двинулись дальше, и вскоре увидели колобка напевавшего что-то сидя на носу лисы.
– Вот ты где! – радостно завопил Алёша, и лиса хоть и лиса, но заболев медвежьей болезнью, скрылась, это же и колобок хотел сделать, Алёша его поймал.
– Тебя же дед с бабкой ищут, слёзы льют.
– Пусти, Ирод! – колобок тщетно пытался вырваться. До дома деда с бабкой друзья добрались быстрей, только колобка пришлось в мешок сунуть, так как связать его оказалось невозможно.
– Мать! – заорал Илья, постучав в окно – Бери своего беглеца. На крыльцо выбежала старушка
и обняла Илью.
– Ох, хлопец, спасибо тебе.
– Да что ты, это наша работа, да и искали мы его втроём.
– Я не об этом, – бабка махнула рукой. – Дед у меня второй день запором страдает, а после твоего вопля его и пронесло! Правда, он на печи в это время лежал... – Она, подойдя к Поповичу, взяла колобка:
– Пошли, родимый, а то щи стынут, а дед без хлеба, ну ни как...



© Виталий Сорока

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх