Веселуха

8 476 подписчиков

Свежие комментарии

  • jursem@mail.ru Пенхасов Ю.С.
    Ну всё-всё порассекретили. И что Алла Борисовна нашла нового барашка… Мне кажется, что это нехорошо… А что нехорошо –...Смешные комментар...
  • Рафиль Валиев
    Прикольно, а главное в точку.Прикольные демоти...
  • людмила
    Это,конечно, не более чем рисунки молодой влюбленной женщины.Мило..,но это не живопись...17 иллюстраций о ...

РАМИРЕС

РАМИРЕС

РАМИРЕС

Лизин муж уехал на год в Африку. Подрядился разведать африканские недра и заработать денег.

Лиза помаялась, потомилась, решила – это не жизнь и завела себе сердечного друга. Брюнет с голубыми глазами, невозможный красавец с отвратительным характером, фамилия Рамирес.

Подруги смотрели, вздыхали, ни одна не осудила. Понимали, одинокой женщине нереально устоять перед обаятельным мерзавцем.

Через год вернулся муж, весь прокалённый африканским солнцем, с заработанными деньгами, приобретённым гастритом и полутораметровым чучелом крокодила. И обнаружил, что его сильно потеснили в Лизином сердце.

— Милый, — сказала Лиза, — не сердись, знаю, что ты к котикам не очень, но мне было так одиноко.

Рамирес сперва воспринял появление двуногого индифферентно, но вышвыривание из супружеской постели, запрет сидеть на обеденном столе и есть из хозяйских тарелок расценил как попрание его, Рамиресовых, законных прав.

Известно, два альфа-самца не могут ужиться в одном пространственно-временном континууме. Одному придётся сползти вниз по алфавиту.

Кому именно – тут мнения мужа и Рамиреса не совпадали.

Муж шугал Рамиреса, страстно мечтая выставить наглую тварь из своей и Лизиной жизни. Мечтавший о том же Рамирес был поизобретальнее.

За две недели он распотрошил крокодила, тем самым упрочив эволюционное преимущество млекопитающих над земноводными, перегрыз телевизорный провод, располосовал мужнину кожаную куртку, сожрал его же паспорт и опустился до осквернения мужниной обуви.

Что делать, на войне все средства хороши.

— Лизонька, — сказал муж, — так дальше продолжаться не может: или я, или он.

Лиза зарыдала и рыдала всю дорогу до деревни Петковичи.

— Тётя Олечка, — сквозь всхлипы говорила Лиза, — вы за ним смотрите, на улицу не выпускайте, он городской котик, домашний, балованный.

Муж мрачно курил, Лиза обливалась слезами, тётя Оля думала: ага, как же, делать мне больше нечего, только за котами следить.

Рамирес обнюхал углы, презрительно фыркнул и сиганул в форточку.

Лиза обозвала мужа живодёром, пиночетом и чикатилой и бросилась на поиски, до поздней ночи обшаривала окрестности, пугая тихую деревню воплями «Рамирес! Рамирчик! Вернись к мамочке!».

Соседки осторожно интересовались, всё ли в порядке у Ольгиной племянницы с головой.

— Ай, — махала рукой тётя Оля, — они там в городе все сдвинутые.

Рамирес явился утром и не с пустыми лапами. Приволок в зубах устрашающего размера крысу и положил её к ногам тёти Оли.

Вылакал плошку молока, поспал, подрался с неосторожно сунувшимся во двор соседским котом, победил, поспал, помуркал тёте Оле и умчался в настоящую жизнь.

На Лизу даже не глянул.

В Петковичах выстроена суровая иерархия, абсолютизм в чистом виде.

Коты ходят строем и поднимают лапу, прося разрешение что-нибудь мяукнуть. На собственной шкуре испытали, ежели без позволения, то оно дороже обходится.

Крысы, может, где и остались, но жизнь их полна лишений и незавидна.

Лизин муж опять чего-то там ищет в саванне и джунглях. Должен вернуться в июне.

Ещё не знает, что маленькая Любочка упросила маму взять котёнка.

Брюнета с голубыми глазами, родом из Петковичей.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх